Агата Кристи о путешествии в Грецию

В начале 1930 года 40-летняя королева детективов Агата Кристи впервые посетила Грецию. В Афинах писательница вместе с женихом археологом Максом Мэллоуном остановились в самом престижном отеле "Мегали Вретания" на центральной площади Синтагма. Больше всего ей хотелось посетить "пуп Земли" - Дельфы. Но поездку туда пришлось отложить из-за телеграммы, полученной из Англии. Дочь заболела пневмонией, в спешке ей срочно пришлось вернуться в Лондон.

11 сентября 1930 года Агата Кристи вышла замуж за своего избранника после нескольких месяцев раздумий. Причиной тому была разница в возрасте, Макс был младше Агаты на 14 лет. В то время брак считался неравным и эпатажным. Несмотря на все толки и предрассудки окружающих, они прожили в счастливом браке по любви 46 лет.

После свадьбы пара отправилась в медовый месяц ... в Грецию. Об этом Агата Кристи написала в своей автобиографии, которую я на днях с большим удовольствием прочитала и узнала о ее любви к Греции. Но что больше меня поразило, ее главный герой детективных романов - Эркюль Пуаро родился благодаря любви к Древней Греции. Выйти замуж за археолога - это Судьба!О своем браке она говорила, что для археолога женщина должна быть как можно старше, ведь тогда ее ценность значительно возрастает. Но обо всем по порядку.

По приезду в Грецию молодожены высадились в Патрах и непосредственно начали свое путешествие в Олимпию. Об этом историческом месте Агата Кристи написала лаконично "Греция не нуждается в восхвалениях. Олимпия оказалась именно такой прекрасной, какой я ее себе представляла". Свой путь они продолжили в горный поселок АндрИтсена к Храму Аполлона Эпикурейского. Сейчас трудно представить, но чтобы добраться туда в те годы требовалось 14 часов верхом на мулах. Хотя расстояние всего 14 км. Сама писательница об этой поездке вспоминает с присущим ей юмором, что не успев начаться их семейная жизнь, чуть не кончилась крахом. К счастью, они были терпеливы и вознаграждены красивыми пейзажами. После супруги посетили Микены и Эпидавр, который очень сильно впечатлил писательницу. Жили в Нафплионе. В Дельфах настолько понравилось, что хотели построить домишко и даже присмотрели 3 возможных варианта. Но вернувшись в Афины Агата Кристи подхватила лихорадку. Спас ее и поставил на ноги греческий врач, которого порекомендовали в отеле. Когда в 1934 году в свет вышла новая книга "Преступление в Восточном экспрессе" одним из персонажей был греческий врач по имени Константинос. Судя по всему, тот самый спаситель.

К слову о детективах, впервые я узнала, что образ моего любимого главного героя Эркюля Пуаро родился благодаря мифам и легендам Древней Греции. Точнее, "12 подвигам Геракла", которыми зачитывалась писательница в детстве. Она дала своему герою имя Ηρακλής (Эркюль), во имя миссии современного Геркулеса, который в очередной раз борется со злом в мире и побеждает.

В 1958 году Агата Кристи вместе с супругом вновь посетили Афины, к счастью для поклонников ее творчества и для филэллинов осталось и фотоподтверждение у Парфенона.
Предлагаю уделить немного времени и почитать отрывок о поездке в Грецию из автобиографии Агаты Кристи, опубликованной в ноябре 1977 года:
 
"Наконец мы прибыли в Патры, помахали на прощанье капитану и сели в маленький смешной поезд, который должен был доставить нас в Олимпию. Его переполняли не только пассажиры, но и огромное количество клопов. На сей раз они искусали мне ноги под брюками, которые на следующий день пришлось разрезать - настолько ноги распухли.

Греция не нуждается в восхвалениях. Олимпия оказалась именно такой прекрасной, какой я ее себе представляла. Через день мы отправились на мулах в Андритсену - и это, надо сказать, чуть не кончилось крахом нашей семейной жизни.

Четырнадцать часов верхом на муле без предварительной подготовки привели к тому, что я едва не криком кричала от немыслимой боли. Я уже не знала, что мучительней - идти пешком или сидеть на муле. Когда мы наконец прибыли на место, я свалилась с мула, одеревеневшая настолько, что не могла идти ...

Два дня мы приходили в себя в Андритсене ... Приняв меры предосторожности, мы совершили еще один верховой переезд к отдаленному храму (Храму Аполлона Эпикурейского). Он занял не более пяти часов и совсем не измучил меня.

Побывали мы в Микенах, Эпидавре. В Нафплионе жили в номере, напоминавшем королевские покои: стены обтянуты красным бархатом, а посредине спальни - необъятных размеров кровать, над которой на четырех столбцах возвышался балдахин с пологом из золотой парчи. Завтракали мы на не слишком надежном, но богато украшенном лепниной балконе с видом на остров посреди моря, а потом не без опасений шли купаться, поскольку море кишело медузами.

Эпидавр показался мне особенно красивым, хотя именно там, я впервые столкнулася с тем, что называют "археологическим сдвигом". День выдался божественный и я, вскарабкавшись на самый верх амфитеатра, сидела там, пока Макс изучал надписи в музее. Прошло очень много времени, он все не приходил. Наконец терпение мое лопнуло, я спустилась вниз и вошла в музей. Макс по-прежнему, распластавшись, лежал на полу, в полном воссторге рассматривая там какую-то надпись.

- Ты все еще не прочел это; - Удивилась я.

- Нет, довольно необычная надпись, - ответил он. - Хочешь, я объясню тебе;

- Пожалуй, не стоит, - твердо сказала я. - На улице так хорошо - просто чудесно.

- Да, конечно, - рассеянно согласился он.

- Не возражаешь, если я пойду туда снова; - Спросила я.

- Нет, - ответил он, немного удивившись, - конечно, нет. Просто я подумал, что тебе эта надпись тоже будет интересна.

- Боюсь, не настолько, - сказала я и снова заняла свое место в верхнем ряду амфитеатра.

Макс присоединился ко мне час спустя совершенно счастливый, поскольку ему удалось расшифровать некое темное место в греческой фразе, и следовательно, день, как он считал, удался.

И все же главное - это Дельфы. Они поразили меня такой неправдоподобной красотой, что мы даже поискали место, где когда-нибудь, может быть, смогли бы построить небольшой домишко. Помню, мы присмотрели три таких места. Это была чудесная греза - не думаю, чтобы и тогда мы верили в ее осуществимость. Попав в Дельфы пару лет назад и увидев огромные автобусы, снующие взад-вперед, кафе, сувенирные лавки и толпы туристов, я подумала: как хорошо, что мы не построили там дома ...

В последний день мы спускались от Дельфкморю в сопровождении местного грека. Макс разговорился с ним? он вообще очень любознателен и не упускает возможности задать множество вопросов местнымжителям, где бы он не оказался. В тот раз он спрашивал у проводника названия разных цветов. Наш очаровательный грек выражал полную готовность услужить. Макс указывал на цветок, грек называл его, и Макс тщательно заносил в блокнот. Записав названий двадцать пять, он заметил, что в перечне встречаются повторы. Он произнес название синего цветка с колючими шипами на стебле, только что сообщенное ему проводником, и увидел, что так точно тот чуть раньше назвал большие желтые ноготки. И тут мы сообразили, что не желая огорчать нас, грек просто произносил те названия, которые знал. А поскольку знал не так уж много, начал повторяться. С негодованием Макс вынужден был констатировать, что его скрупулезно составленный список ничего не стоит.

Мы завершили свое путешествие в Афинах. "